AMBER TRIP XV INTERNATIONAL BALTIC JEWELLERY SHOW
 

28.02.2017. Гродненские мастера сделали из янтаря одну из самых больших в мире икон

Знакомство Вероники Бижако с янтарем случилось 13 лет назад в Украине. Там же она взяла и первые уроки работы с этим камнем, завороженная игрой света в желто-оранжевых гранях. Новый опыт настолько увлек молодую учительницу русского языка и литературы, что она, не раздумывая, погрузилась в изучение технологий обработки минералов и основ живописи. Через несколько лет упорной работы сформировался и уникальный стиль: «теплые» портреты, пейзажи, натюрморты постепенно завоевывали внимание и любовь своих обладателей. Но настоящей отдушиной для мастерицы стало изготовление из окаменевшей смолы икон.
 
– Прежде чем браться за работу, я изучила немало литературы по канонам иконописи, – рассказывает Вероника. – Признаюсь, на первых порах не очень получалось, но потом пришел опыт и, главное, понимание того, что такое икона: она должна располагать к молитве, а не отвлекать броской красотой. Если нет внутреннего чутья, передать утонченность, одухотворенность святого лика не поможет даже академическое образование. Удивительно, но иконы из янтаря почти никто не делает, а у меня они составляют практически 80% от объема всех работ.
 
 
Произведения гродненской мастерицы можно увидеть в Европе, Америке, Сингапуре, Китае, на священной горе Афон в Греции, во многих храмах Беларуси и России; церкви, построенной при онкоцентре в Боровлянах, хосписе гродненской больницы № 3. В Ханты-Мансийске, например, хранится янтарная икона Феодора Стратилата, покровителя судебных приставов. Она одна из самых больших в мире – размером 2х3 метра. А в храме святителя Луки при Гродненской областной клинической больнице – единственная в Беларуси «Голгофа», олицетворяющая известный библейский сюжет и созданная Вероникой в творческом тандеме с мастером-краснодеревщиком.
 
 
– Мой трудовой день длится 8–10 часов. Каждая конкретная работа занимает от 3 дней до месяца, на икону или картину среднего размера уходит почти стакан янтаря, – признается умелица.
 
На готовый эскиз Вероника наносит самой тонкой кисточкой прозрачный слой клея, сверху посыпает янтарной пылью. Излишки сметаются – так прорисовывается лик святого. На одежды идет крупная крошка, на фон – цельный камень.
 
– Например, у Спасителя по канонам одежда должна быть сине-красной. Благодаря своей полупрозрачности янтарь пропускает цвет, нанесенный на эскиз, – поясняет мастерица.
 
Вероника отвечает лишь за художественное оформление работ. Подготовка материала полностью ложится на плечи ее супруга Сергея. Он дробит, гранит, полирует «слезы моря», придавая им разные оттенки за счет термической обработки, готовит рамки.
 
– В работе с камнем много приятных моментов, – раскрывает секреты мастерства Сергей Бижако. – Во-первых, это прикосновение к вечности: я часто нахожу насекомых или растения, застывшие в янтарных осколках, которым несколько миллионов лет. Во-вторых, сам по себе этот минерал благодарный, целебный. Кроме того, для декора мы используем много других полудрагоценных поделочных камней: жемчуг, агат, кварц, бирюзу. Очень красиво смотрятся на иконах кабошоны – гладкие округлые бусины.
 
Бывает, люди приносят в мастерскую гродненцев старые семейные реликвии, чтобы получить еще одну копию из янтаря. Недавно с подобной просьбой обратился житель Донецка. Он привез с собой потертую икону дедушки «Воскресение Христово» и его пророческий завет потомкам: «Не трогайте образ, его вам в Беларуси сделают из камня».
 
Изображения своих небесных покровителей у семьи Бижако часто заказывают силовые структуры: Следственный комитет, КГБ, МЧС. Янтарные работы преподносились в дар Президенту, высшим чинам духовенства, именитым спортсменам. Сейчас супруги сотрудничают с китайским бизнесменом, который когда-то учился в Беларуси и очень полюбил нашу страну: он заказывает портреты своих соотечественников.
 
ambertrip_by