AMBER TRIP XV INTERNATIONAL BALTIC JEWELLERY SHOW
 

17.11.2017. Как по обе стороны белорусско-украинской границы добывают солнечный камень

В Беларуси известны несколько участков с залежами янтаря в Дрогичинском, Березовском, Пинском, Столинском и Лунинецком районах. Самыми перспективными и детально разведанными считаются залежи на болотном торфяном массиве Гатча-Осовский между Жабинкой и Кобрином. Здесь на глубине от двух до пяти метров залегает примерно 2,5 тонны янтаря. Впрочем, эти данные очень приблизительные. Оценить запасы точнее сложно. В любом случае, они невелики. Для сравнения: на месторождениях в Калининградской области ежегодно добывают около 300 тонн ценного камня.

Каждую неделю в болотном массиве Гатча-Осовский старатели получают до 10 килограммов ценного камня. Это пробная разработка. Говорить о перспективах ученые не спешат. Нужно не только оценить объемы запасов, но и убедиться в высоком качестве янтаря. Подсчитать затраты, возможную прибыль и прикинуть, стоит ли овчинка выделки.

Добычей янтаря здесь занимается ООО “Белгеопоиск” — организация, созданная при Управлении делами Президента в форме государственно-частного партнерства. Ее зарегистрировали в прошлом году для регулирования янтарного рынка, на котором оживились нелегальные старатели.

С директором предприятия Олегом Пивоварчиком встречаемся за деревней Баранцы. На “паркетнике” преодолеваем пару километров по размытой дороге. Дальше пути нет. Меняю кроссовки на резиновые сапоги, забираюсь в салон старичка ГАЗ-66. Водитель, вцепившись в руль, пытается преодолеть остаток маршрута. Это удается с трудом. ГАЗ крадется через глубокие ямы, “вывешивается” на насыпях, месит грязь в огромных колеях, перебирается через узкоколейку. По пути Олег Пивоварчик объясняет:

— У нас четвертичные отложения янтаря, а в Калининградской области, как и в Украине, — коренные, которым более 50 млн лет. Что это значит? На территории современной Беларуси янтарь появился благодаря пришедшему леднику. Он таял, а камни осаждались в низинных местах, которые превращались в болота.


Останавливаемся у небольшого вагончика. Это пост охраны. Обстановка нехитрая: пульт системы видеонаблюдения, небольшой диван и сейф, в котором хранится недельный запас янтаря. Охранники показывают опечатанные пакеты, готовые к отправке на экспертизу в Минск.

— Сейчас мы работаем на залежи номер два, — рассказывает Олег Пивоварчик. — Ее площадь около 20 тысяч квадратных метров. К пробной добыче приступили в июле. Однако прежде мы собрали все данные о предыдущих геологических разведках, подготовили проектную документацию. В этом массиве было пробурено 2500 геолого-разведывательных скважин, а всего на Полесье — около 5500. Здесь оконтурено 22 залежи, 15 из них заболочены. Глубина залегания янтаря — до трех метров. Местами — до шести метров.

Руководитель “Белгеопоиска” обращает внимание — янтарь в болотном массиве Гатча залегает неравномерно. Показывает карту, на которой указано содержание янтаря. Например, в одной из скважин тонна породы содержит полтора килограмма ценного камня, а в соседней — всего лишь девять граммов. Огромная разница.

Потом с предпринимателем Павлом Бальцевичем садимся в моторную лодку. Павел из Лидского района, занимается добычей песка. В полесском болоте он работает в качестве подрядчика, но вместо песка добывает янтарь.

В сотне метров от берега тарахтит земснаряд. Поднимаемся на борт. Здесь несут двухнедельную вахту несколько рабочих вместе со старшим геологом ООО “Белгеопоиск” Алексеем Анисько.

— Это обычный земснаряд, но его пришлось серьезно доработать, — проводит экскурсию Павел Бальцевич. — Его основа — итальянский погружной насос, который с глубины 6 метров поднимает породу по пульпопроводу и подает ее на просеивающее устройство. Песок уходит, а все остальное перебирается вручную. Мы использовали самые разные комплектующие от разных машин, которые буквально “на коленке” соединили в единый механизм.

Геолог Алексей Анисько на янтаредобыче работает впервые. Он достает пластиковую банку, показывает сегодняшний “улов”. Несколько десятков камней разных цветов, форм и размеров. Вишенка на торте — янтарь медового цвета почти с ладонь. Самый большой самородок, добытый на Гатче, — 100-граммовый красавец. В поперечнике его длина достигает десяти сантиметров, стоимость — тысяча долларов. Но подобные находки — редкость. Средняя фракция нашего янтаря — около трех сантиметров. Впрочем, его главное преимущество отнюдь не размер, а цветовая гамма:

— Нам попадались камни самых разных цветов: медового, гранатового, лимонного. Такое разнообразие очень ценится в ювелирной промышленности. Всю информацию, получаемую в процессе пробной добычи, мы документируем. Потом она будет использоваться для оценки перспектив добычи янтаря в промышленных масштабах.

На “Марсе” жизни нет

Как же обстоит дело в Украине? О селе Лесовое Волынской области два года назад заговорили многие. Буквально за несколько сентябрьских дней здесь разгорелась настоящая янтарная лихорадка. В окрестности Лесового съехались от трех до пяти тысяч добытчиков из разных регионов страны. Старатели за несколько часов превратили лесной пейзаж в лунный — кратер на кратере. Чтобы предотвратить экологическую катастрофу, в район села стянули силовиков. Леса оцепили, установили блокпосты.

Теперь в Лесовом о событиях тех дней ничто не напоминает. В местном лесничестве заверяют — ажиотаж остался в прошлом:

— Делянки рекультивировали, установили круглосуточные посты охраны. Где они находятся? В лесу. Но мы вам ничего не покажем. Это закрытая информация.

В часе езды от Лесового — деревня Мульчицы. Это Владимерецкий район Ровенской области. На въезде в село висит объявление: “Продам двигатели Mercedes”. Казалось бы, при чем здесь янтарь? Все просто: трехлитровые мерседесовские движки и пожарные рукава — основа мотопомп, которые позволяют добывать ценный камень в промышленных масштабах. Струя воды выбивает землю на глубину до 40—50 метров. Янтарь всплывает, его собирают рыболовными сачками.

Установку обслуживают несколько человек. Управиться с ней непросто — за секунду помпа может перекачать до сорока литров воды! После такой разработки вместо леса остается жуткий пейзаж — изорванная десятками лунок пустынная земля. Местные жители называют такие участки просто: “Марс”.

К приезжим в здешних краях относятся настороженно. Собирать информацию приходится по крупицам. Ничего удивительного: добыча янтаря — это не только большие деньги, но и криминальные схемы. Те, кто моет янтарь помпами, платят “крыше” за работу одной установки 100 долларов в сутки. Еще по 500 гривен (чуть менее 20 долларов) — тем, кто эти помпы обслуживает.

— Работы в нашей области не хватает. Мужики или добывают янтарь, или ездят на заработки. В основном в Киев, ну и к вам, в Беларусь. Семьи кормить как-то надо, — рассказывают местные старатели Виктор и Дмитрий.

О своих заработках они не распространяются: как повезет. Можно долго работать вхолостую, а можно враз заработать несколько тысяч долларов. Некоторые намывают за сезон по 50 тысяч и больше. Поговаривают, что есть среди них даже янтарные миллионеры. Как водится, эта тема овеяна множеством слухов и легенд.

Противостояние на сельских улицах

Перевернутые и поврежденные автомобили полиции — нередкий итог столкновений силовиков и нелегальных старателей. Недавний случай: в сентябре разгорелся конфликт между янтарщиками и лесниками, которые на тракторах направлялись в местный заповедник (нелегалы и туда добрались!), чтобы засыпать ямы. Около 40 добытчиков пытались помешать им, заблокировав движение. Лесники обратились в полицию. Но в Бельской Воле дорогу силовикам перегородили 150 местных жителей. Когда в сторону полицейских полетели камни и бутылки, те применили слезоточивый газ и открыли стрельбу резиновыми пулями. И такие случаи происходят в этих краях с незавидной регулярностью.

По подсчетам местных жителей, в окрестностях Бельской Воли, Мульчицей, Озерцов работают до 500 помп. Каждый день бюджет Украины теряет огромные деньги. Власти страны не раз пытались остановить нелегальную добычу. Во время спецопераций задерживают десятки старателей, янтарь изымают тоннами. Но ни уголовные дела, ни штрафы, ни аресты высокопоставленных чиновников кардинально ситуацию не меняют. Служба безопасности Украины (СБУ) приводит такие цифры — в нелегальной индустрии задействовано до 200 тысяч человек.

В Мульчицкой сельской администрации о главном промысле местных жителей, конечно, хорошо знают. Здесь утверждают, что добыча янтаря пошла на спад — камня находят все меньше. Тем не менее проблема остается, и ее нужно решать. Но как?

— Если с незаконными добытчиками не могут справиться центральные власти, СБУ, нацгвардия, то что может сделать в этой ситуации сельская администрация? Уже много лет говорят о том, что этот промысел нужно легализовать, но никаких сдвигов пока нет. Быть может, это единственный выход из ситуации. Остановить добычу янтаря силой точно не получится.

Закон разработан, но не принят


Чем живёт нелегальный бизнес по добыче янтаря в украинском Полесье
Ныне депутат Ровенской областной рады, а в прошлом старатель Александр Васильев убежден: спасти ситуацию может лишь принятие закона о старательской деятельности. Он давно разработан, но не принят:

— Нужно сделать так, чтобы деньги шли не в карманы чиновников, а в кошельки простых людей. А также в государственную казну в виде налогов. Если народ начнет работать легально, в рамках закона, то “серые” добытчики просто исчезнут. Люди сами не пустят их на этот рынок. Также надо обязать старателей восстанавливать экосистему после добычи. Но время идет, ситуация усугубляется. Видимо, принятие закона невыгодно тем структурам, которые контролируют янтарный бизнес.

Депутат убежден: правила работы должны быть четкими и простыми. А процесс получения лицензии — необременительным. Он привел пример: частной фирме, которая решила легально добывать янтарь, на получение всех разрешений и согласований понадобилось семь лет. Такого, разумеется, быть не должно.

С Александром Васильевым солидарен директор Департамента экологии и природных ресурсов Ровенской областной государственной администрации Владимир Захарчук:

— Нелегальная добыча янтаря имеет очень серьезные последствия для экологии региона. Зачастую необратимые. Страдают прежде всего леса и водные ресурсы. Янтарь добывают, как правило, с помощью помп. Старатели, намыв янтарь в одном месте, переходят в другое. Рекультивацией они, разумеется, не занимаются. Восстановительные мероприятия обходятся очень дорого. На мой взгляд, чтобы изменить ситуацию, следует максимально узаконить промысел. Это позволит наложить на добытчиков обязанности по восстановлению и рекультивации отработанных земель.

ambertrip_by 

https://www.sb.by/articles/yantarskiy-dukh.html