AMBER TRIP XV INTERNATIONAL BALTIC JEWELLERY SHOW
 

22.11.2017. Знать, где копать. Министр экологии Остап Семерак о коррупции, Чернобыле и янтарной мафии

"Сегодня премьер-министр сказал мне, какие зарплаты у руководителей госпредприятий. Я сравнил их с зарплатами министров и задумался о том, что я тут делаю", — в шутку жалуется корреспонденту Фокуса Остап Семерак, министр экологии и природных ресурсов. Эту должность в правительстве Владимира Гройсмана он получил по квоте "Народного фронта" в апреле 2016 года. До этого в правительстве Арсения Яценюка был министром Кабинета министров, ещё раньше, в 2014-м, был избран в парламент. За полтора года депутатства Семерак зарегистрировал 16 законопроектов, 12 из которых со временем стали законами. Сейчас он занимается реформированием экологических служб. Некоторые из них, по его мнению, проще создать с нуля, чем пытаться излечить от коррупции.

Янтарная мафия

Старателей, незаконно добывающих янтарь, взять под контроль не удаётся. Что должно сделать государство, чтобы решить эту проблему?

— В первую очередь этим должны заняться правоохранительные органы. К примеру, если мы с вами создадим компанию и получим разрешение на добычу янтаря где-то в Полесье, возьмём технику и поедем туда, то я очень сомневаюсь, что местные воротилы дадут нам возможность безопасно работать. Нормативная база позволяет получить соответствующие документы и легально добывать янтарь. Таких компаний приблизительно десять. Незаконных добытчиков намного больше.

Функция выдачи cпецразрешений на добычу ископаемых отведена Госслужбе геологии и недр, но эта процедура безнадёжно устарела. Сейчас мы предложили либерализацию добычи полезных ископаемых. Этого ждёт рынок, но страшно противятся чиновники.

Так что нужно сделать, чтобы появились условия для легальной добычи янтаря?

— В парламенте было несколько законопроектов по янтарю, но наше министерство большинство из них не поддержало, поскольку в той или иной степени они предлагали просто легализовать незаконную добычу, абсолютно не учитывая государственные интересы — фискальные и экологические. В конце концов мы оказались правы, потому что за некоторыми такими законопроектами скрывались коррупционные схемы, которые сейчас расследует Национальное антикоррупционное бюро Украины.

"Мы стали рассматривать зону отчуждения как площадку для обустройства больших солнечных электростанций. Неожиданно эта тема вызвала большой интерес"

Я считаю, что принимать специальное законодательство под янтарь неправильно. Тогда нужно принимать отдельный закон о картошке, о пшенице, о сале и так далее. Законодательство должно быть максимально универсальным. Сегодня у нас есть старая редакция Кодекса о недрах, но наше министерство работает над новым документом, который в ближайшее время представим общественности. Экологи, правоохранители, фискалы, органы местного самоуправления и общественность должны встретиться за круглым столом и вместе разобраться с проблемой незаконной добычи янтаря. Пока это не получается.

Возможно, те, кто может решить проблему, не заинтересованы в этом, так как у них есть свой интерес.

— Часть правды в ваших словах есть. Приведу пример. Я смотрел статистику принятых облсоветами решений (добыча полезных ископаемых, в том числе янтаря, предусматривает получение разрешения службы геологии и недр и облсовета. — Фокус). В 2016 году Житомирский облсовет не выделил ни одному законному заявителю легальный участок для добычи янтаря. Это говорит о том, что облсоветы, возможно, не заинтересованы в легальной добыче. Хотя причина может быть и в чём-то другом, я не могу утверждать это на 100%.

ambertrip_ua

https://focus.ua/country/384952/